поиск по базам библиотеки  поиск по сайту





Личный кабинет



Электронная библиотека "Псковиана"
Национальная электронная библиотека
Проект Библиородина
Национальная электронная детская библиотека
Афиша выставок

Календарь событий

Скоро в библиотеке

Падучева Е.В. Эгоцентрические единицы языка
Падучева Е.В. Эгоцентрические единицы языка
Соловьев К.А.  Политическая система Российской империи в 1881 – 1905 гг. проблема законотворчества
Соловьев К.А. Политическая система Российской империи в 1881 – 1905 гг. проблема законотворчества
Катаев В.Б. К пониманию Чехова
Катаев В.Б. К пониманию Чехова

Тематические сайты

Псковский край
Библиотечный портал Псковской области
Региональный центр чтения
Книжные памятники Псковской области
Главная Новости

«Наедине с книгой»: новинки художественной прозы-2018 (часть 2)

04 февраля 2019 17:17

Рубрика «Наедине с книгой» продолжает рассказывать  о новинках художественной прозы, которые вышли в 2018 году. В центре внимания – четыре книги - «Тайные виды на гору Фудзи» Виктора Пелевина, «Дети мои» Гузель Яхиной, «Дождь в Париже» Романа Сенчина и «Пятое царство» Юрия Буйды. Четыре абсолютно разных романа, по сути, об одном сюжете – поиске и феномене человеческого счастья. Все новинки есть в фондах псковских библиотек! Поэтому – выбираем!

книги

Пелевин Виктор Олегович. Тайные виды на гору ФудзиПелевин Виктор Олегович. Тайные виды на гору Фудзи : [18+] / Виктор Пелевин. - Москва : Эксмо, 2018. - 412, [2] с.

Осенью 2018 года в свет вышел новый роман писателя Виктора Пелевина «Тайные виды на гору Фудзи», который вызвал неоднозначную реакцию критиков: одни называют его «лучшей книгой писателя», другие – «очередным его провалом». Попробуем разобраться, почему мнения столь противоречивы.

Из аннотации кратко узнаем о его содержании: «Готовы ли вы ощутить реальность так, как переживали ее аскеты и маги древней Индии две с половиной тысячи лет назад? И если да, хватит ли у вас на это денег? Стартап "Fuji experiences" действует не в Силиконовой долине, а в российских реалиях, где требования к новому бизнесу гораздо жестче. Люди, способные профинансировать новый проект, наперечет...  Но эта книга - не только о проблемах российских стартапов. Это своего рода современная Илиада, повествующая о долгом и мучительно трудном возвращении российских олигархов домой. А еще это берущая за сердце история подлинного женского успеха. Впервые в мировой литературе раскрываются эзотерические тайны мезоамериканского феминизма с подробным описанием его энергетических практик. Речь также идет о некоторых интересных аспектах классической буддийской медитации».

Иллюстрация на обложке издания является своеобразной аллюзией на серию гравюр кисти японского художника Кацусики Хокусая из цикла «Тридцать шесть видов горы Фудзи». На каждой из них мы видим гору Фудзияму – действующий стратовулкан на острове Хонсю – символ и святыню Японии. Ей поклоняются как символическому связующему звену между небесным таинством и земной жизнью.

По горе у Виктора Пелевина ползет улитка, и этот образ также не случаен: это и литературная отсылка к роману братьев Стругацких «Улитка на склоне» и  образ, символизирующий медленное, но верное движение вверх – к постижению счастья и таинства жизни. Таким образом, метафорические образы приоткрывают нам идейное содержание романа и замысел автора.

Пелевин Виктор Олегович. Тайные виды на гору ФудзиСюжетных линий в романе две, условно – мужская и женская, представляющие две ипостаси, прямо противоположные и взаимодополняющие друг друга – инь и ян. Мужскую линию представляет история пресыщенного бизнесмена Феди, который начинает пользоваться стартапом, предлагающим разные виды счастья. Женскую – его бывшая одноклассница Таня, измотанная жизненными неудачами, которая, отчаявшись, вступает  в эзотерическую феминистскую секту. Герои находятся в активном поиске – кто-то пары, кто-то смысла существования и оба - счастья. Потому что в середине жизни этот вопрос стоит наиболее остро: «счастлив ли я?». Но ищут свое счастье мужчины и женщины закономерно по-разному.

Литературный критик, филолог, переводчик Лиза Биргер считает этот роман грустным откровением автора: «Через все его дыры сквозит отчаяние автора добиться от вот этих людей хоть какого-то осознания настоящего, хоть какого-то прорыва к высоким истинам. Федор и Таня одновременно, с разных сторон, ползут на одну и ту же Фудзияму, но любое настоящее откровение оборачивается болью, и в итоге герой вернется к успокаивающему теплу ненастоящих откровений».

Литературный критик Галина Юзефович называет роман «откровенной духовной проповедью, уравновешенной не по-пелевински простым сюжетом и однозначной моралью». А вот Валерий Щлыков в рецензии «Искушение для Пратьекабудды» называет Пелевина «большим духовным писателем»: «Перед нами самый реалистический, самый мизантропический, самый холодный роман Пелевина. Роман, в котором автор решается на радикальный мировоззренческий поворот и даёт, подобно Гёте, архетипический портрет не только ищущего, но и реализовавшего себя современника. Несомненно, это большое произведение большого духовного писателя. Но, во имя Будды, как же тошно его читать!».

А вот некоторые читатели и поклонники Виктора Олеговича с этим мнением не совсем согласны, и отмечают, что это «одно из тех произведений, что читается на одном дыхании», «написано ярко, интересно, с тонким юмором». Впрочем, книги Пелевина всегда отличала невероятная щедрость в использовании афоризмов, аллюзий и метафор, а также особая философия миропонимания, предлагающая разные точки зрения на мир – бесценный дар, данный человеку единожды.

Яхина ГузельЯхина Гузель Шамилевна. Дети мои : роман : [16+] / Гузель Яхина. - Москва : АСТ; Редакция Елены Шубиной, 2018. - 493, [2] с.

Все мы помним, как ярко молодая писательница из Казани вошла в литературу со своим романом «Зулейха открывает глаза». Он стал бестселлером, собрав самые крупные литературные премии – «Большую книгу», «Книгу года», «Ясную поляну».

Гузель Шамилевна Яхина  родилась и выросла в Казани, окончила факультет иностранных языков Казанского государственного педагогического института, а также сценарный факультет Московской школы кино. Публиковалась в журналах «Нева», «Сибирские огни», «Октябрь». И на сегодняшний день, пожалуй, она - одна из самых ярких дебютанток в истории российской литературы новейшего времени.

Совсем недавно писательница выпустила в свет роман «Дети мои», продолжающий ее любимую автором тему удивительного сплетения этносов, культур, народов, человеческих судеб. Если в книге «Зулейха открывает глаза», как метко подметила писатель и переводчик Елена Костюкович, «автор швырнула нас в Сибирь и при этом показала татарщину в себе, и в России, и, можно сказать, во всех нас», то в новом романе пришло время другого исследования - трагических судеб, причудливого фольклора и жизненного уклада поволжских немцев, впоследствии разрушенного депортацией 1941 года».

Литературный критик Галина Юзефович, исследуя сюжет романа, приоткрывает нам основные его моменты: «Дети мои» - жизнеописание Якоба Ивановича Баха, неприметного и скромного шульмейстера (школьного учителя) из поволжской немецкой колонии Гнаденталь. Накануне революции с Якобом Ивановичем, уверившимся уже, что жизнь его навечно останется жизнью архетипического «маленького человека», происходит важное событие: он без памяти влюбляется в юную Клару - дочку богатого хуторянина с противоположного берега Волги. Вопреки воле отца, желавшего увезти дочь в Германию, девушка сбегает с учителем, а после, отвергнутые прочими колонистами, влюбленные уединяются на зачарованном хуторе - как выясняется, навсегда. 

Там Клара родит дочь и умрет, а онемевший Якоб, оставшись в одиночестве с младенцем на руках, вынужденно начнет совершать вылазки во внешний мир, над которым за время его отшельничества пронеслось немало бурь. Там, в Советской республике немцев Поволжья, он найдет свое подлинное призвание (сочинять сказки, обладающие дивной и страшной способностью менять реальность), встретит достойного ученика (фанатика-горбуна Гофмана, приехавшего из Германии в Россию строить коммунизм), станет свидетелем великих свершений и великих бед, а в самом конце, выпустив в большой мир выросших детей (родную дочь Анче и приблудного киргиза-приемыша Ваську), смиренно и благостно отправится в последнее странствие навстречу смерти».

Яхина ГузельИ, казалось бы, простой, незамысловатый сюжет. Но автор не была бы собой, если бы не вложила в эту книгу определенного рода философию, которую следует читать между строк: «Я хотела рассказать о мире немецкого Поволжья – ярком, самобытном, живом – о мире, когда-то созданном пришлыми людьми в чужой стране, а сегодня затерянном в прошлом. Но это еще и история о том, как большая любовь порождает страхи в нашем сердце и одновременно помогает их превозмочь», - признается автор. При более глубоком прочтении, читатель начинает видеть в истории Якоба историю  самой страны – время репрессий, невиданных урожаев и вместе с тем голодных будней, когда главенствующими эмоциями были отчаяние и страх.

«В некоторых отзывах встречала мнение, что главный герой - человек без внутреннего стержня. Как могло сложиться такое мнение о человеке, чья жизнь - это один сплошной подвиг любви, труда, творчества и самопожертвования? О человеке, чья жизнь принесла столько чудесных плодов? Гузель Яхина раскрывает для нас тему немцев Поволжья, о которой мало кто осведомлён, параллельно повествуя о многом-многом другом: любви, дружбе, нашей истории, о страхе за своих близких и смысле жизни вообще» (Из отзывов читателей).

Так сложилось, что роман в критике практически не нашел должного одобрения. Во многом потому, что литературоведы сравнивают его с первой книгой, будто проверяя автора на прочность. Что все же – неправильно. Книга «Дети мои» - это отдельная история талантливого автора, воспринимать которую стоит не как продолжение первого романа, а как самостоятельный текст, возможно, даже - некий миф, в котором человек – лишь «крохотная часть Вселенной». И тогда  и понимание этого романа, и любовь читателя  к нему будут иного рода.

«Яхина нашла свою тему - это очевидно. Эта тема пусть и не новая, но вечная. Маленький человек в Большой Истории. [и эту тему] - самостояние маленького человека в споре с Большой Историей - автор развивает убедительно и заставляет сопереживать герою даже самого осторожного читателя. В конце прочтения понимаешь главное. Сила романа - в любви автора к своему скромному герою, иррациональной и потому пронзительной. И эта пронзительная любовь в новом романе не слабее любви Яхиной к Зулейхе. А читатели любят за любовь... Так что очень может быть, что мы имеем дело с новым бестселлером».

(Писатель, литературовед Павел Басинский «Российская газета»)

Поэтому – если вы еще не знакомы с этим автором, то, возможно, стоит сначала прочитать «Дети мои» и лишь потом – «Зулейха открывает глаза», дабы избежать стереотипного сравнения двух совершенно разных текстов одного действительно талантливого писателя.

Сенчин Роман ВалерьевичСенчин Роман Валерьевич. Дождь в Париже : роман : [16+] /  Роман Сенчин. - Москва : АСТ, 2018. - 410, [1] с.

Имя прозаика Романа Валерьевича Сенчина – не новое для российских читателей. Лауреат литературных премий «Большая книга», «Ясная Поляна», финалист «Русского Букера» и «Национального бестселлера». Его книги «Елтышевы», «Зона затопления», сборники короткой прозы и публицистики вызвали резонанс в критике и читательских кругах.

Прошлый год ознаменовался для писателя выходом новой книги – романа «Дождь в Париже» - по мнению литературного критика и литературоведа Андрея Рудалёва, «первой крупной вещи Романа Сенчина, вышедшей после книги «Зона затопления». Книги, в которой «получает развитие всё его творчество». Действительно, книги Романа Сенчина выходят реже, чем, например, книги Виктора Пелевина, который выпускает по одному изданию каждую осень. Что, однако, никак не сказывается на их содержании, а даже способствует более глубокой рефлексии.

«Дождь в Париже» - вещь во многом автобиографическая, ведь ее автор родом из Кызыла – столицы республики Тува. И вещь эта прекрасно скроена, пронизана его любовью к малой родине.

«Это отчасти автобиографический текст. Несколько лет назад, осенью, я провёл в Париже четыре дня. Было два выступления на каком-то литературном мероприятии, а в остальное время я валялся в крошечном номере отеля. В голову лезли воспоминания о моём детстве, о юности, которые прошли в Кызыле. Я заставлял себя идти гулять по Парижу, но не мог. Тем более все четыре дня лил дождь, и я оправдывал свое лежание на кровати тем, что холодно и сыро…».

(Роман Сенчин, из интервью)

Однако случай из жизни писателя становится лишь отправной точкой для этой истории – истории рефлексивных размышлений, в центре которой - сорокалетний монтажник пластиковых окон Андрей Топкин, отправившийся в город своей давней мечты – Париж. Но прекрасный в мечтах, в реальности город утопает в дожде, а герой – в собственных противоречиях, мыслях, перипетиях памяти. Предаваясь отчаянному осмыслению собственной жизни, Андрей Топкин ощущает себя брошенным и ненужным человеком. Позади – юность в девяностые, первая любовь и вообще - всё впервые - в родном Кызыле, там же и распавшийся уже третий по счету брак, череда разочарований и неудач.

В настоящий момент – воплощенная мечта, купленная по турпутёвке. Которая, будто по иронии судьбы, обернулась дождем и холодом, пронизывающим насквозь. А, что же ждет героя впереди? «Какой тут выбор? Замёрзнуть окончательно и остаться насовсем в номере парижской гостиницы, раствориться в мечте?.. Попытаться поймать её, всегда ускользающую, хоть таким образом?» (Цитата Андрея Рудалёва).

Сенчин Роман ВалерьевичРоман Сенчин не дает ответа, и открытый финал – точное попадание в цель, ведь сколько вокруг таких же «безвольно-размягших людей, как Андрей Топкин»? Думается, найдется немало.

Тем не менее, сквозь пелену серого дождя все же просматривается светлый луч –умение героя «сопереживать, удивляться, а самое главное, серьезно размышлять о собственной жизни и поступках и оставаться верными (не на словах, а на деле!) своей Родине. В этом отношении он очень сильно напоминает неприспособленного к жизни чувствительного бездельника Илью Ильича из романа Ивана Гончарова «Обломов», воскликнувшего: «Это какая-то кузница, а не жизнь; тут вечно пламя, трескотня, жар, шум, …когда жить?». Так называемая рефлексия сегодня не в моде, но герой «Дождя в Париже» уже не пытается быть модным – он просто стоит у окна и смотрит на дождь» (Читаем вместе»).

Кому может понравиться этот роман? Тем, кто любит поразмышлять – не стереотипно, возвышаясь над обыденностью общечеловеческих клише, которые неизменно настаивают на традиционности жизни человека. По меткому замечанию одного из читателей, «нам надо бы уже отказаться от стремления все и всегда приводить к общему знаменателю социально одобренной функции». И тогда мы сумеем понять героя, который именно в Париже - городе своей мечты - открыл для себя – по сути, самое ценное, что у него есть – свое внутреннее счастье, то, что порой каждый из нас ищет на протяжении всей земной жизни.

И, если после прочтения, у вас возникнет вопрос – а зачем же автору понадобилось помещать своего героя в Париж, то задумайтесь, а не меняла ли хоть одна ваша поездка образ ваших мыслей и всю вашу жизнь? Если ответ отрицательный, тогда вам все же стоит отправиться куда-нибудь. Хотя бы даже в Париж Романа Сенчина, где идет дождь.

Буйда Юрий Васильевич. Пятое царствоБуйда Юрий Васильевич. Пятое царство : [роман : 18+] /  Юрий Буйда. - Москва : Редакция Елены Шубиной; АСТ, 2018. - 349, [2] с.

Имя Юрия Васильевича Буйды - одного из самых необычных и «колоритных» современных российских писателей - для читателей впервые прозвучало в начале 90-х гг., когда его книги вышли в престижном издательстве «Галлимар». С тех пор прошло много лет, но издания этого писателя по-прежнему становятся бестселлерами и завоевывают различные литературные премии. «Вор, шпион и убийца» (премия «Большая книга»), «Синяя кровь», «Ермо», «Прусская невеста» (шорт-лист премии «Русский Букер») и др.  – эти и другие книги автора в разное время выходили  во Франции, Великобритании, Эстонии, Польше, Венгрии, Словакии, Норвегии и других странах. Писатель отмечен премиями журналов «Октябрь» (1992), «Знамя» (1995, 1996), премией им. Аполлона Григорьева за книгу «Прусская невеста» (1998).

Новая книга «Пятое царство» открывает новую главу его богатой творческой биографии, она вышла в солидной редакции Елены Шубиной (издательство «АСТ»), выпускающей лауреатов почти всех российских литературных премий.

«Это умная проза о здоровых обыкновенных людях… Они все по воле автора не без тайного Босха внутри, но тоже не от простого произвола фантазии, а оттого, что автор силою и мудростью настоящего дара знает, что «поверхность» человека обманчива и что достаточно его «паспортные данные» возмутить любовью и смертью, как сквозь них проступит тайна и страсть, счастье и безумие, мечта и преступление. Он не выдумывает, он прозревает существо жизни своих героев, тот небесный свет игры, который, если фантазию отпустить далее должного, может обернуться тьмой противоположной небу стороны»

(Валентин Курбатов «Дружба народов», источник)

Рассказывая об истории создания своего романа, автор подчеркивает, что, несмотря на историко-филологическое образование и работу редактором религиозных и исторических текстов, он «в первую очередь журналист, редактор ИД «Коммерсантъ» и новую книгу нужно воспринимать исключительно с этой позиции». 

Буйда Юрий Васильевич. Пятое царство«Пятое царство» - захватывающая, душеполезная, поучительная и забавная история в двенадцати главах - по числу врат Града Небесного, - в которой участвуют тайные агенты Кремля, шотландские гвардейцы, ожившие мертвецы, иностранные шпионы, прекрасные женщины, наемные убийцы, алхимики, вольнодумцы, цари, монахи, вампиры, бояре, бастарды, воздухоплаватели, пьяные ведьмы, а также одна мраморная Венера и одно великое дерево», - узнаем из аннотации к роману.

Приоткрывая фабулу романа, повествующую о событиях на Руси после 1622 года,  загадках русской духовности и истории, а также мистическом поиске блаженного Пятого царства, Юрий Васильевич говорит: «Умер Иван Грозный, смута еще не началась, и вот этот человек [Лжедмитрий] выдвинулся и покусился на бога и на царя. Стал земным богом, был возведен на престол. Московская держава оказалась в руках самозванца. Началась гражданская война. Длилась долго, описывается очевидцами как апокалипсис, население России стало меньше Польши. Голод и вселенский кошмар. Пришли последние люди, твердые, озверевшие, пошло ополчение на Москву и избрали на царство Романовых. Первый Романов был нравственно чистым, умным, ценил семейные отношения. Правил с отцом Филаретом долго и успешно».

Структурно книга состоит из переписок, дневниковых заметок, размышлений на полях книг, доносов и приказов. Сюжет встраивается из этих писем и выглядит привычно дробным для прозы писателя - полная картина вырисовывается только к концу книги. Каждая глава предваряет своё содержание краткой разъяснительной справкой и на этих письменах вырисовывается история Государства Российского.

 «В новом романе «Пятое царство» писателя Юрия Буйды Русь проявляется словно через мутное кривое зеркало – вроде бы, реальная история с географией, но в то же время совершенно сюрреалистичный мир, проявляющийся постепенно - любимый приём Буйды. Читателю кажется, что перед ним полуисторическая книга с элементами художественного вымысла, но нет: всякий раз Буйда, посмеиваясь, меняет систему координат сюжета, добавляет по крупицам странного, невозможного, к финалу демонстрируя и вовсе что-то безумное. Уже не раз он так водил за нос критиков, которые каждый раз выискивают в этой мешанине исторических фактов и фантасмагории зерна правды, исторические отсылки, возможные события, осевшие где-то в латинских летописях и архивах».

(Из отзывов читателей)

И все же «Пятое царство» - не историческая книга, а проза художественная, очередная игра ее автора с читателем и критиком. И, пожалуй, одна из самых неординарных историй современной прозы, стилистически великолепно выполненная, содержательно захватывающая внимание читателя с первых строк.

*****

В одном из интервью Юрия Васильевича Буйду как-то спросили о ситуации и наличии каких-либо связующих тенденций в современной русской прозе, на что он ответил: «Объединяющие тенденции есть. Например, тенденция «поворота к жизни», не к вымыслу, не к переписыванию старых сюжетов, а к самой настоящей жизни». По сути, писатель прав – современная проза, все чаще напоминающая собой мозаику самых разных жанров, тем и сюжетов, в конечном итоге сводится к одному мировоззренческому вопросу – о феномене счастья человека в современных реалиях мира. А вот, каковы истоки, первопричины и следствия этих реалий, каждый автор современной прозы и нашего сегодняшнего обзора – в частности - отвечает по-своему: будь то буддийская медитация, мифология, рефлексия или историческая мистификация.

Все новинки есть в фондах псковских библиотек: «Пятое царство» Юрия Буйды – на абонементе Псковской областной универсальной научной библиотеки, «Дети мои» Гузель Яхиной – в Псковской областной библиотеке для детей и юношества им. В. А. Каверина, «Тайные виды на гору Фудзи» Виктора Пелевина и «Дождь в Париже» Романа Сенчина – в Центральной городской библиотеке г. Пскова.

Рубрика «Наедине с книгой» продолжит свою просветительскую миссию: в феврале мы поговорим о новых изданиях научно-популярной литературы, а также о победителе литературной премии «Новая словесность», которого организаторы премии обещают назвать 4 февраля 2019 г. Следите за новостями рубрики и будьте в курсе современного литературного процесса!

новые издания научно-популярной литературы

Голубева А.