поиск по базам библиотеки  поиск по сайту





Личный кабинет



Электронная библиотека "Псковиана"
Национальная электронная библиотека
Проект Библиородина
Национальная электронная детская библиотека
Афиша выставок

Календарь событий

Скоро в библиотеке

Этносы Ленинградской области
Этносы Ленинградской области
Дементиевский Иван. Дикая Россия
Дементиевский Иван. Дикая Россия
Дербент – книга издана к 2000- летию
Дербент – книга издана к 2000- летию

Тематические сайты

Псковский край
Библиотечный портал Псковской области
Региональный центр чтения
Книжные памятники Псковской области
Главная События Виртуальные выставки

Праздник Толкового Словаря: к Дню словарей и энциклопедий (22 ноября)

20 ноября 2017 11:37

Что за роскошь, что за смысл, какой толк в каждой поговорке нашей!
Что за золото!

А.С. Пушкин

В свободные минуты просматриваю «Словарь» Даля...
Особенно дороги народные выражения и синонимы.
Авось хоть в этот словарь станут заглядывать наши писатели.

И.И. Срезневский

 

Словарный состав любого живого языка находится в непрерывном изменении и дополнении. Появляются новые слова, отражающие развитие современной науки, культуры, искусства, устаревшими помечаются неиспользуемые слова. Другими словами, насколько разнообразен язык, настолько многообразны его словари.

А Вы любите читать словари? Часто ли обращаетесь к ним? Уверена, что многие из вас дадут отрицательные ответы или зададут встречный вопрос: "А что может быть интересного в словарях, чтобы их читать?" Отвечу: "Словарь - это историческая повесть о жизни людей, их думах, чаяниях, бедах и радостях; каждое слово, помещенное в словаре, связано с жизнью, деятельностью народа - творца языка". В нем фиксируются, систематизируются, накапливаются, хранятся и передаются от поколения к поколению знания о мире и о национальном языке. Словари являются элементом национальной культуры, ведь в слове запечатлены многие стороны народной жизни.

Предшественниками современных словарей были рукописные, а затем и печатные словари эпохи средневековья. В процессе совершенствования «словариков» малого объема и узкого назначения постепенно складывалась многовековая лексикографическая практика.      

Самым древним из дошедших до наших дней словариков было приложение к новгородской Кормчей книге 1282 г. В нем помещено 174 греческих, древнееврейских и церковно-славянских слова, включая некоторые библейские имена собственные. В XVI-XVIII вв. появились азбуковники большего - по сравнению с прежними - объема, с алфавитным расположением и систематизацией слов. Среди широко распространившихся азбуковников (сохранилось более 200 списков) были сборники учебного, нравоучительного и энциклопедического характера.


Разворот из книги Лаврентия Зизания "Грамматика славянского языка", напечатанной в Вильне 12 февраля 1596 г.
Аллегорическое изображение Грамматики. Стихи и эпиграмма на грамматику.

Первый печатный словарь, появился в 1596 г. как приложение к грамматике известного филолога того времени священника Лаврентия Зизания. В нем содержится 1061 слово, расположенное по алфавиту. Толкование старославянизмов и заимствований из западноевропейских языков дается в нем при посредстве слов живого белорусского, украинского и русского языков того времени.

Следующий по времени печатный словарь был составлен в 1627 г. украинским филологом Памвой Берындой. Как показывает название книги ("Лексикон славеноросский"), автор поставил своей целью объяснить книжные старославянские слова. И по количеству слов (6982), и по точности их объяснений на материале живой разговорной лексики, и по критическому отношению к источникам этот словарь выделялся своим высоким филологическим уровнем. Составлению словаря Берында посвятил 30 лет, использовав всю доступную ему литературу.

В 1704 г. появился "Лексикон треязычный..." Ф.П. Поликарпова-Орлова - первый трехъязычный переводческий словарь, напечатанный кириллицей в России. Русские слова толкуются в нем на латинском и греческом языках, применено алфавитное расположение слов (по первым трем буквам). Словарь отражает языковое состояние рубежа XVII-XVIII веков и ориентирован преимущественно на книжную и церковно-славянскую лексику, содержит 17328 слов. В ту же, Петровскую, эпоху был составлен первый словарь иностранных терминов "Лексикон вокабулам новым по алфавиту", содержавший 503 слова.

В XVIII в. возникает интерес к вопросам происхождения и образования отдельных слов, появляются этимологические заметки Тредиаковского, Ломоносова, Сумарокова, Татищева и других писателей и ученых. В конце века был издан ряд словарей церковнославянского языка ("Церковный словарь" и "Дополнение" к нему содержали объяснение более 20 тысяч слов).

На основе предшествующей лексикографической работы появилась возможность приступить к работе над созданием нормативного словаря русского языка. В основу его могли быть положены, в частности, рукописные материалы Ломоносова и других исследователей

Первым собственно толковым словарем явился изданный в 1789-1794 гг. шеститомный "Словарь Академии Российской", содержавший 43257 слов, взятых составителями из современных им светских и духовных книг, а также из памятников древнерусской письменности.

В 1806-1822 гг. издавался "Словарь Академии Российской, по азбучному порядку расположенный", представляющий собой второе издание предыдущего словаря, от которого он отличался расположением материала и существенным его обогащением (в нем насчитывается уже 51338 слов). Третьим изданием словаря был вышедший в 1847 г. четырехтомный "Словарь церковнославянского и русского языка", содержавший уже 114749 слов (переиздан в 1867 г.).

И вот теперь, наконец, настало время пояснить, почему мы вспоминаем о словарях и энциклопедиях именно 22 ноября. Нет, нет, конечно, гораздо чаще и не по какому-либо пустяковому случаю. Современный читатель, соглашусь с вами, частенько заглядывает  в издания справочного характера, хотя сегодня к его услугам  всезнающий Интернет. Но почему-то при особых обстоятельствах не испытывает к нему доверия.   И тогда рука сама тянется к полочке с заветным словарем…

Итак, 22 ноября. Дело в том, что этот день является значительной датой в истории языка, нашего, великого и могучего: родился Владимир Иванович Даль.

Тогда, конечно, никто и представить себе не мог, что сыну датчанина (а по матери – немцу и французу), но по своему образу мыслей, по вкладу в русскую культуру – великому россиянину, русскому человеку Володе Далю уготована судьба составителя словаря живого великорусского… Сам он говорил так: “Ни прозвание, ни вероисповедание, ни сама кровь не делают человека принадлежностью той или другой народности. Дух, душа человека - вот где надо искать принадлежности его к тому или другому народу. Чем же можно определить принадлежность духа? Конечно, проявлением духа - мыслью. Кто на каком языке думает, тот к тому народу принадлежит. Я думаю по-русски”.

Больше всего он нам помнится по знаменитому портрету кисти В. Перова: в высоком кресле седовласый патриарх, с окладистой бородой, взгляд его, мудрый и печальный, обращен уже в вечность... Но если мы развернем ленту его жизни от этой точки, от конца к началу - Москва (завершил свой словарь и умер 22 сентября 1872 года, похоронен на Ваганьковском кладбище), Нижний Новгород (управляющий Удельной конторой, т.е. собственностью царской семьи: крестьянами, землями, имуществом), Петербург (Министерство внутренних дел), Оренбург (чиновник по особым поручениям), Петербург (военно-сухопутный госпиталь, хирург-окулист), Дерпт (казеннокоштный студент медицины), города Черного моря (служба на флоте), Кронштадт (“ненавистной памяти” Морской корпус), Николаев (юность), а “в промежутках” Турецкий, Польский, Хивинский походы, многочисленные экспедиции, разъезды и переезды по России, - через все города и места, происшествия и годы мы приходим к этому дому на Английской (переименованной в Юного Спартака, 12) в рабочее поселение Лугань рубежа XVIII и XIX веков Славяносербского уезда Екатеринославской губернии.

В этом доме, с высокими окнами и ушедшим в землю фундаментом, 10 ноября 1801 года родился Владимир Даль, здесь он прожил 4 года.

Дом хорошо сохранился, в нем музей Даля (с 1986 г.), где производится собирательская, исследовательская, просветительская работа. В городе (часто менявшем название: Луганск - Ворошиловград) чтут Даля. С 1983 года регулярно проводятся Всесоюзные Далевские чтения. Местная интеллигенция собирается в литературной гостиной домика-музея. Областное телевидение проводит Далевские "четверги". В 1981 году в городе торжественно был открыт первый в стране памятник Далю, на территории больницы (как-никак врачом был) установлен бюст. Создан Далевский комитет, который занимается изучением и пропагандой творчества Казака Луганского по всей стране.

...А дом конца жизни Даля (здесь он прожил без малого 13 лет) стоит на Большой Грузинской, в Москве. Он "спрятался" во дворе Министерства геологии и очень привлекательно смотрится: обновлен, покрашен светлой кремовой краской, резные крылечки, перед домом две красавицы ели. Изнутри отреставрирован, упрочен. Правда, и фасад, и интерьер подверглись перестройке: разобраны шестиколонный портик и терраса, перегорожена гостиная, и по ее расписанному под небо потолку уже не летит Аврора на золотой колеснице, запряженной белыми конями... И старый кривой тополь между домом и зоопарком (он тогда уже открылся) наверняка помнит Даля, и вековые липы, ближе к Садовому кольцу, сохранились до сих пор... В 1941 году перед домом упала фашистская бомба, но не взорвалась. Когда саперы раскрыли ее, то вместо детонатора обнаружили... чешско-русский словарь…

Замечательный патриот России, творец ее словесности, духовной культуры, он был в то же время, говоря по-современному, настоящим интернационалистом и гуманистом. Какие-либо распри, раздоры между народами были противны его сердцу. Русскую землю, писал он, населяют разные народы, различные по происхождению и языку, но все они “должны стоять друг за друга, за землю, за родину свою... как односемьяне”.

* * *

Справочно-библиографический отдел Информационного центра откликнулся на событие – День энциклопедий - выставкой словарей знаменитого собирателя.

Владимир Иванович Даль, помимо интересных, знаковых произведений подарил русской литературе два уникальных и наиважнейших сочинения, которые и по сей день считаются лучшими в своём жанре: «Пословицы русского народа» и «Толковый словарь живого великорусского языка». Именно эти грандиозные работы, вошедшие в историю русской литературы, и сделали имя его подлинно бессмертным.

Даль, В. И. Пословицы русского народа : сборник фольклора / Владимир Иванович Даль. – Москва : ННН, 1994. – 613 с. : ил.

…Даль собирал пословицы и поговорки всю жизнь. В самом полном собрании, вышедшем “до Даля”, их было 10 тысяч с небольшим. Даль три с половиной тысячи из этого списка исключил: они показались ему “придуманными”, не подлинно народными. Оказалось шесть с половиной тысяч (вклад предшественников). А в собрании Даля – 30130! Нетрудно сосчитать, сколько он прибавил.

"Собрание пословиц – это свод народной, опытной премудрости, цвет здорового ума, житейская правда народа", – писал Даль. Он был озабочен, он торопился: "...если не собрать и не сберечь народных пословиц вовремя, то они, вытесняемые уровнем безразличности и бесцветности, стрижкою под гребенку... изникнут, как родники в засуху".

Даль расположил свое обширное собрание по темам (воля – неволя, ум – глупость, правда – кривда и т.д.). Пословицы, помещенные здесь, отражают не только нравственное начало ("Терпенье и труд все перетрут", “Жалеть мешка – не завесть дружка” и т.п.): "Самое кощунство, если бы оно где и встретилось в народных поговорках, не должно пугать нас: мы собираем и читаем пословицы не для одной только забавы и не как наставления нравственные, а для изучения и розыска; посему мы и хотим знать все, что есть". Поэтому и такие пословицы включены в собрание: "Господи прости, в чужую клеть пусти, пособи нагрести и вынести".

Разные цензоры "безнравственные" пословицы требовали убрать - Даль упорствовал: нет!

Почти 10 лет сборник "Пословицы русского народа" пробивался к печати и был опубликован в начале 60-х годов. Все 30130 пословиц Даль "продублировал" в словаре, там они в своих словарных гнездах. На титульном листе сборника, под заголовком, Даль поставил: “Пословица несудима”.

Значительным событием в истории русской лексикографии явилось создание в 1863-1866 гг. четырехтомного "Толкового словаря живого великорусского языка".

Даль открыл его большим "Напутным словом", впервые прочитав его в "Обществе любителей русской словесности в Москве 21 апреля 1862 года.

Первые же слова, произнесенные сто лет назад, прямо-таки потрясают нынешнего читателя. Неужели это Даль? Ведь их мог сказать только человек, переживший и революцию, и гражданскую войну, и коллективизацию, и репрессии, и реабилитацию, и "развитой социализм", и, наконец, перестройку, и теперешнее возрождение России. Вдумайтесь в сказанное Далем. Это про нас: "Во всем, что касается всех и требует общ их убеждений и усилий, порою проявляется ложь, ложное, кривое направление, которое не только временно держится, но и берет верх, пригнетая истину, а с нею и всякое свободное выражение мнений и убеждений. Дело обращается в привычку, в обычай, толпа торит бессознательно пробитую дорожку, а коноводы только покрикивают да понукают. Это длится иногда довольно долго, но, вглядываясь в направление пути осматриваясь кругом, общество видит, наконец, что его ведут не туда, куда оно должно попасть; начинается ропот , сначала вполголоса, потом вслух, наконец, подымается общий голос негодования, и бывшие коноводы исчезают , подавленные и уничтоженные тем же большинством, которое до сего сами держали под своим гнетом. Общее стремление берет иное направление и с жаром продвигается по новой стезе". И это тоже про нас: "Мы начинаем догадываться, что нас завели в трущобу, что надо выбираться из нее поздоровому и проложить себе иной путь".

Кажется, что это сказано даже не Далем, а, например, Солженицыным и что называется эта речь "Жить не по лжи". Прочитав все четыре тома "Толкового словаря", убеждаешься, что Солженицын не только ученик Даля, но и его последователь.

Между тем в приведенном отрывке говорится всего лишь о языке и о дальнейшей судьбе русской речи, а вышло – о судьбе России. Так прочно связаны наша речь и наша судьба.

Даль, В. И.   Толковый словарь живого великорусского языка : в 4 т. Т. 1 : А-З / Владимир Иванович Даль. - Репринт. воспроизведение изд. 1955 г. со второго изд. (1880-1882 гг.). – Москва  : Русский язык, 1999. - 699 с., 1 л. портр.

Это явление исключительное и, в некотором роде, единственное. Он своеобразен не только по замыслу, но и по выполнению. Другого подобного труда лексикография не знает. И надо иметь в виду, что создатель его не имел специального образования. О себе и своем труде он говорит: "Писал его не учитель, не наставник, не тот, кто знает дело лучше других, а тот, что более многих над ним трудился, ученик, собиравший весь век свой по крупице  то, что слышал от учителя своего, живого русского языка". Выдающийся знаток русского слова, В.И. Даль был чутким ценителем и заботливым собирателем русской речи самых многообразных ее проявлениях: меткая самобытная пословица, поговорка, загадка, сказка находили в нем заботливого собирателя и бережного хранителя. Отсюда и та необыкновенная полнота, с которой отражается народное речевое творчество в составленном им словаре.

Надо сказать, что данный словарь выходит уже шестым изданием. Со времени первого издания прошло почти девяносто лет. Этот долгий лексикографический срок жизни знаменитого детища Даля свидетельствует о его выдающихся лексикографических достоинствах. Являясь одной из самых богатых сокровищниц человеческой речи, Словарь Даля навсегда остается классическим памятником литературы. Академик А Грот, один из первых исследователей "Толкового словаря", вскоре после выхода книги в свет, писал: "Словарь Даля – книга не только полезная и нужная, но и, это – книга занимательна: всякий любитель отечественного слова может читать ее или хоть перелистывать с удовольствием. Сколько он найдет здесь  знакомого, родного, любезного и  сколько нового, любопытного, назидательного!"

Толкуя одно и то же слово, В.И. Даль подбирает множество синонимов, которые свидетельствуют об исключительном богатстве русского языка, его гибкости и выразительности.

Даль начал собирать слова для своего словаря 18-летним юношей и трудился над ним всю жизнь. Один из биографов, писатель Мельников-Печерский так рассказывает о  начале работы над словарем: "По дороге из Петербурга в Москву… на паре почтовых ехал молоденький мичман. Мичманская одежда, с иголочки, плохо его грела. Ямщик…поглядел на небо и в утешение продрогшему моряку указал на пасмурное небо –  верный признак перемены к теплу. "Замолаживает", - сказал он. По-русски сказано, а мичману слово ямщика не вразумелось. "Как замолаживает?" – спросил он. Ямщик объяснил значение незнакомого слова. А тот, несмотря на мороз, выхватил из кармана записную книжку и окоченевшими от холода пальцами пишет: "Замолаживать – иначе пасмурнеть – в Новгородской губернии значит заволакиваться тучами, говоря о небе".

Итог полувекового  труда вышел в 1863-1866 годах. Ученый собрал, обработал  и систематизировал огромный запас слов и фразеологических выражений русского языка. По богатству лексико-фразеологического материала Далев словарь превосходит все словари, вышедшие до и после него в России.

Словарь Даля не утратил своего значения и в наши дни. Это настоящая энциклопедия русского народного быта, склада ума и характера, нашедших свое выражение в речи.

В подтверждение сказанного и продолжение темы предлагаем вашему вниманию первое современное иллюстрированное издание этого единственного в своем роде памятника отечественной словарной науки.

Если отличительной особенностью "Толкового словаря" 1999 г. являлось репринтное воспроизведение русской речи в ее старославянском написании, то многочисленные иллюстрации – образы национальной истории, богатый предметный мир культуры нашего народа  - делают  "Толковый словарь русского языка: иллюстрированное издание" истинной энциклопедией русской жизни. Все они тщательно продуманы, детально прорисованы, гравюры старинные и современные, миниатюры, репродукции картин… Единственный минус – черно-белое изображение.

Даль, В. И. Толковый словарь русского языка : иллюстрированное издание /  Владимир Иванович Даль. - Москва : Эксмо, 2010. - 702 с. : ил., портр. ; 27. - (Библиотека русской истории). - Библиогр. в подстроч. примеч.


Описания животных и птиц дополняют иллюстрации, напоминающие образный материал дорогих и качественных биологических справочников: прорисовано каждое перышко, каждая шерстинка. Это важная составляющая нового издания Словаря Даля.

Совершенно уникальными, на наш взгляд, являются издания 2001 и 2006 г. и.

Первая из названных выпущена к 200-летию со дня рождения Владимир Ивановича в серии "Российская детская энциклопедия" и предназначена для юных читателей.

Впервые словарь живого русского языка иллюстрирован шедеврами русского изобразительного искусства

 Даль, В. И. Иллюстрированный словарь живого русского языка. / Владимир Иванович Даль. - Санкт-Петербург : Нева ; Москва : ОЛМА-Пресс, 2001. : цв. ил. портр. - (Российская детская энциклопедия).

Т. 1 : А – О. - 446, [1] с.

Т. 2 : П – Я. - 558, [1] с.


Особая благодарность писателю Валентину Берестову, который  впервые подарил далевский словарь детям, сделал его доступным даже тем малышам, которые только учатся читать.
Как ему это удалось? Ведь мы знаем, что толстые четыре тома словаря Даля, набранные мелким шрифтом, да еще в старой орфографии, внешне ничем не могут привлечь детей – обычные взрослые книги. Валентин Дмитриевич, поэт, очень любимый детьми и тонко понимающий их психологию, еще в начале девяностых загорелся идеей выпустить в свет «детского» Даля. Берестов представлял эту книгу праздничной, красивой и обязательно с иллюстрациями лучших художников. Перелистывая страницы издания, дети познакомятся с творчеством Андрея Рублева, Ивана Билибина, Виктора Васнецова, Бориса Кустодиева, Василия Сурикова и др.

Несколько лет Валентин Дмитриевич занимался тем, что выбирал из Даля все самые красивые и светлые слова, а вместе с ними и поговорки, пословицы, прибаутки. Берестов рассказывал: "Мы с архитектором Наталией Александровой решили выписать из словаря Даля то, что удивило и поразило нас самих и наших друзей, в том числе и детей всех возрастов. Даль назвал словарь "Подручной книгой". Вот мы и сделали свою "подручную книгу" для семейного чтения. Она не для справок (тут лучше обращаться к самому Толковому словарю, с ним, мы считаем, надо дружить уже с детства), а для радости!"

Два роскошных тома под названием "Владимир Даль. Иллюстрированный словарь живого русского языка" вышли в свет. Какая красивая, какая необходимая каждой семье в России книга!

Второе издание  - "Иллюстрированный толковый словарь русского языка" – не менее интересно. Адаптировано к изучению современным читателем,  на обложке указание - "современная версия ". Это "перевод" настоящего Даля на "советско-русский" - урезанный. Книга тоже полностью иллюстрирована.

Даль, В. И. Иллюстрированный толковый словарь живого великорусского языка: в 2 т. Т. 1 : А – Я / Владимир Иванович Даль. - Москва : Эксмо, 2006. - 895 с., [16] цв. ил. : ил.


Представлено около 200 тысяч слов и не менее 30 тысяч пословиц и поговорок.

Конечно, шрифт не такой крупный, как  в "детском" издании, репродукции картин большей частью в черно-белом исполнении. Но это не умаляет достоинств издания! Постольку, поскольку оно адресовано взрослому читателю, приоритетной задачей явился, прежде всего, объем предложенного материала: 200 тысяч слов – это 200 тысяч полноценных, с примерами, статей!

 Перелистывая страницу за страницей, идя от слова к слову, мы находим в Словаре очень важные соображения, например, "ум с сердцем не в ладу". Здесь Даля занимает не разрыв между умом и сердцем, рассудком и волей, наукой и верой. Он видит выход в том, что человек "сам сознает самостоятельность этих двух стихий (умственной и нравственной); это созерцание и есть высшая духовная способность, искра Божества, тайник души его, залог бессмертия". В другом месте о том же, но иначе: "В животном страсти слиты в одно с рассудком, образуя побудку, а потому в страстях животного всегда есть мера; страсти человека, напротив, отделены от разумного начала, подчинены ему, но вечно с ним враждуют и никакой меры не знают".

Говоря об уме человека, Даль настаивает: "Это одна половина духа его, а другая нрав, нравственность, хотенье, любовь, страсти… животному, с одной стороны, нравственные, а с другой, отвлеченные понятия недоступны". Выходит, что определение "гомо сапиенс" (человек мыслящий) недостаточно.

Под словом "совесть" находим "тайник": совесть – это "нравственное сознание, нравственное чутье или чувство в человеке; внутреннее сознание добра и зла; тайник души, в котором отзывается одобрение или осуждение каждого поступка…"

И опять, от слова к слову: "… Истина относится к уму и разуму, а добро и благо к любви, нраву и воле". Истину он сравнивает со светом, доброту – с теплом. Даль хочет слить истину с добром, разум – с любовью, – с чувством. Что может быть лучше? "Союз истины и любви рождает премудрость… Соединение истины и добра рождает премудрость в образе красоты. Согласный союз нрава и ума, сердца и думки образуют и стройность, совершенство духа. Любовь и истина составляет двоицу премудрости".

Союз добра и истины, исследование людей и жизни любящим взглядом. Образец такого исследования – словари Даля. Они и сегодня обогащают нашу жизнь. Что ни журнал, что ни газета, всюду ссылки на его толкования. Даль возвращается!